Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

saakyants

Хроники пьянства. Офтопик

Я боялся, что он произнесет эти слова. Понимал, что наверняка произнесет, но боялся все равно. Это было вскоре после того, как я переехал в Ереван. В Армении я прожил еще совсем немного, несколько месяцев, но по Другу уже соскучился. И когда он приехал, обрадовался донельзя, но этих слов боялся. Имел опыт.
Я повел Друга в правильный ресторан национальной кухни. Зашли в «купе» - так по-армянски почему-то  называют отдельные кабинки, в которых клиенты могут спокойно посидеть и поговорить за рюмкой без буйных соседей и орущей музыки. Мы заказали все как полагается: много мяса, овощи и соленья. Ну и водку, конечно. Поели-попили, и, если я, конечно, правильно помню, к тому моменту уже началось что-то вроде «ты меня уважаешь». Мы уважали друг друга, а еще мы уважали изобретенные нами за годы дружбы священные обычаи наших очень древних народов. Один из главных или может быть даже самый главный обычай запрещает пить кофе в том же ресторане, где ужинал. У нас это называется «раздельное питание». И мы поехали куда-то пить кофе. С этого места я помню уже не столь твердо, но что мы заказали несколько бутылок водки и шоколадку - это я запомнил, потому что Друг настаивал на бельгийском, а я на куйбышевской фабрике.  Заказали бельгийский: потому, что он гость, а еще потому, что официантка не знала, кто такой Куйбышев. Кофе мы, кажется, так и не попили, но страх, что Друг таки скажет эту сакраментальную фразу, у меня там уже появился. Страх нарастал с приближением момента, когда пора было выходить из кафе. Было это, наверное, часа в три ночи. Мы вышли на воздух, во мне теплилась все-таки какая-то надежда, что Друг захочет спать. Но не тут-то было. Он ее сказал: «А теперь, дорогой, я тебя прошу, перед сном по маааленькой рюмочке коньячку».
Ну что я мог поделать? Я оглянулся по сторонам, увидел огоньки какого-то шалмана. Ступеньки уходили вниз, как в преисподнюю. Я еще плохо знал Ереван и в этом заведении не бывал. Шалман оказался стриптизом. Хотя, окажись он хоть парикмахерской, до другого мы все равно не дошли бы. Мы спустились под землю, поддерживая друг друга, сели за столик. Друг велел официанту принести две бутылки водки, маслины в блюдечке и почему-то мороженое. Нам было хорошо вместе, мы слезливо вспоминали пройденный путь, съеденный пуд соли, ушедших друзей, признавались друг другу в вечной любви и почему-то передавали приветы женам. Тост шел за тостом, некоторые мы произносили стоя, иногда не могли встать. Помню, как пили за родителей. Как расплачивались, вылезали оттуда и как я его отвозил в гостиницу, не помню.
Утром, то есть в районе обеда, мы встретились опять. Пили чай и минералку, проклинали вчерашний день. И вдруг у меня возник вопрос.
- Друг, - спросил я, - там вчера ведь были стриптизерши?
- Были, – с отвращением отвечал он.
- А почему они подходили ко всем столикам, танцевали, и им все совали купюры, а к нам ни одна так и не приблизилась ни разу? Допустим, мы уже вполне себе не юноши и корпулентность наша, наверное, не вполне в их вкусе, но разве им не все равно?
- Идиот, - сказал Друг, - ты что, не помнишь что мы делали весь вечер? Мы смотрели друг другу в глаза, признавались в любви, время от времени вставали и целовались. За кого они могли нас принять?
Вот спрашивается, разве не могли мы обойтись без этой чертовой рюмочки коньячку? Тем более, что никакого коньячку мы не пили. Как всегда, впрочем.        
saakyants

Рабом быть легко и приятно

Я вообще-то не люблю перепощивать, однако в этот раз я увидел пост, который очень точно соответствует тому, что меня волнует и о чем я постоянно думаю. При этом werhamster не является моим френдом, да и смысловой ряд ее жж совершенно другой. И уж точно на другом материале. Но иногда так бывает - на совершенно ином материале, в тексте, написанном с совсем иной мотивацией, встречаешь слова, под которыми можешь подписаться. 

Проблема, которая волнует и меня, и Хомяка-оборотня - проблема добровольного рабства. У рабства добровольного, в отличие от насильственного, должна быть привлекательность. Я все время ее ищу, это центральная тема моего жж. И мне давно уже кажется, что привлекательность рабства - это привлекательность простоты. Преимущество черно-белого мира перед цветущей сложностью. Именно поэтому рабство столь губительно для Армении, что армянская цивилизация предполагает сложность, многогранность и многозначность.

Вот что пишет Хомяк-оборотень:

"Рабовладельческая система гораздо больше дает рабам, чем кажется свободному человеку. У некоторых рабов душа, не напрягаясь об мелочи, воспаряет в достойные мыслящего существа сферы, у других наготове верная бутылка водки, миска пельменей и кино в телевизоре. В трех с половиной сценариях невозможно заблудиться, шкале "не пьет, не бьет, по бабам не бегает" легко соответствовать; и еще неизвестно, будь Эзоп хозяином, а не рабом, сложил бы он свои побасенки или так и провел бы жизнь подписывая счета и распоряженья.

Отличник, солдат, заключенный - все они так или иначе типажи рабовладельческой формации. И даже тотальная дефолтная жуликоватость, постоянная готовность нарушить правила где только можно, выпить из горла хозяйского коньяка и долить чаем, стоит хозяину отвернуться, - тоже неотторжимо рабская. (Не в ругательном, в структурном смысле).

Рабовладение обладает огромным обаянием прежде всего в глазах рабов и уже только потом - хозяев. Оно действительно упрощает людям жизнь.

Единственная засада простых систем - они несовместимы, онтологически, с понятием кривой ошибок. Там, где в словаре свободных людей "кривая ошибок", в словаре рабовладельческом обожаемое мною слово "проблемы". Кривая ошибок - это неизбежно и по-своему даже "хорошо" - чем больше сейчас, тем меньше потом. А проблемы - это "плохо", проблем (знают подкорка и мозжечок) быть не должно.
Отсюда все.
Пожалуй, именно здесь водораздел между двумя цивилизациями, исторически существующими на одной территории. В одной ошибаться можно (потому что иначе не получится бомбы), в другой нельзя (садись, два).



вот отсюда простые системы и кривая ошибок