village_fool (village_fool) wrote,
village_fool
village_fool

Category:

За чечевичную похлебку

IMG_9580

Отпуск для моей семьи - всегда проблема. Я не сильно люблю море, а члены моей семьи очень даже, и пляжный отдых «овоща» я выдерживаю три дня, а потом мне надо бегать и глазеть на что-нибудь урбанно-архитектурно-историческое, что не всегда нравится моим домашним, по крайней мере, в таких количествах и в ослепительную жару – потому что на север я добровольно не ездок. Приходится искать компромиссы.

В этом году получилось. Мы поехали на Сицилию. Там есть море и в то же время мало туристической индустрии (ее я ненавижу). Мы жили в деревне, снимали дом, ездили по окрестным селам, горам, базарчикам, смотрели церкви, развалины. У наших друзей из Германии, с которыми мы отдыхали вместе, была машина, у моей жены знание итальянского (с английским там делать нечего), словом, поездка удалась. Затем мы паромом переместились в Неаполь и окрестности, опять жили в семье в горной деревушке, потом на поезде доехали до Рима, словом, нагулялись на славу.  Я бывал до этого в Италии не раз, но все по работе, все в городах и все на севере. А юг Италии - это фактически другая страна.

Но по мере путешествия во мне все больше и больше просыпалось два человека. С одной стороны, во мне просыпалась армянская пэтэушница с желтыми волосами, влюбленная в европА почти как в айфон номер пять, с другой – гнусный, лысый, по старчески брюзгливый мизантроп Вилладж Фул.

Я видел старушку Европу. Классную, неумершую, нестертую нивелирующей пластмассой голливуда и «рул оф ло». Во всей ее многоцветности и разнообразии. Где церкви в селах выглядят не как офисы по продаже туристических открыток, а как настоящие церкви, причем кривые, и прямо на них лепятся лавки и жилые дома. Где культурные пласты, от византийского и норманнского до модерна, обрамлены суровыми мужиками в глаженых рубашках, брюках и туфлях с носками (в сорокоградусную жару), сидящими на гюхамече и лениво беседующих. И как только ты догадался и сам переодеться из шорт в брюки, они начинают степенно с тобой здороваться и давать советы, как поставить машину и где выпить кофе. А с женщинами (если ты в брюках) начинают здороваться женщины, которые вяжут и красят шерсть, сидя у своих домов. Я уж молчу про потрясающую живопись во всех музеях, с портретами герцогов и кардиналов с рожами армянских автослесарей. А сколько замков доди-гаго я насмотрелся! Доди-гаго римские в Помпеях, доди-гаго средневековые, доди-гаго девятнадцатого века, доди-гаго современные. В старых дворцах уже музеи, и в них вперемешку шедевры и жуткая пошлятина, почти порнуха 17 века. В новых дворцах живут новые олигархи и ничего не изменилось за две тысячи лет. И рабиз изо всех окон, правильный, эклектичный, с арабскими подвываниями, калифорнийской пошлостью, итальянской сусальностью. А все это вместе сливается в сложный мир того, что называется Европа. Настоящая Европа.

Видя церковь Григорио Армено в Неаполе, огромную статую Григора Лусаворича в стене храма св. Петра в Риме, византийские замки, совершенно армянские с виду, понимаешь, что ты - часть всего этого. И даже не в храмах дело и не в прямых культурных взаимовлияниях и памятниках. Мусор под ногами, позы парней в цицаках с голдами на шеях, спокойствие стариков, достоинство бабушек, левантийская жуликоватость, видимое гендерное самосознание молодых женщин (они знают, что они женщины!!!), все это такое родное и близкое. Ты идешь по грязной неаполитанской улице и встречаешь группу страшноватых с виду молодых рабизов, что-то обсуждающих громким матом. И они видят тебя, и понижают тон, и привстают с сиденьев мотоциклов и почтительно говорят «бонасера». Ты проходишь мимо, и они явно за твоей спиной начинают подтрунивать над чем-то неправильным в тебе. И ты понимаешь, что ты дома, а называется этот дом – родина Европы, средиземноморье, христианская культура, замешанная на античном наследии.

А потом во мне просыпался Вилладж Фул. Плачущий, отчаивающийся, скорбный. Вот ЭТО мы собираемся сменять на умение переходить улицу, без которого итальянцы пока что обходятся? На мусорные баки для разных видов мусора? Итальянцы в них бросают что попало, а потом приезжает мусорщик и все валит в один кузов. На равноправие равноправных женомущин? На бесконечную жвачку про то, что Европа – это не сложный культурный комплекс, одной из родин которого мы являемся, а борьба-с-коррупцией-рул-ов-ло-совет-европы-гуд-гаверненс-единые-правила-ла-ла-ла...

Это жа даже не первородство за лбачаш! Это бесценная, невероятная, необъяснимая культура – божественная, человеческая, неуловимая, всегда разная и всегда узнаваемая - в обмен на мозги гормонального цыпленка с ногами быка, родившегося в пробирке, прожившего мученическую двухдневную жизнь в электрифицированной клетке перед убийством по европейским нормам. Мы убиваем себя сами. Зависимостью от белиберды, ампутацией мозгов, добровольной слепотой. Как Исав, который очень хотел кушать и был недальновиден – дальше собственной тарелки не глядел.

С Днем Незавиимости нас, армяне. Независимости нам! 

Subscribe

  • С праздником

    Это удивительный праздник. Я не знаю второго такого. Может быть, есть еще где-то такой, но не припоминаю. Обычно, празднуя победы, празднуют…

  • Эммаус

    Этот рассказ есть только в Евангелии от Луки, больше ни в одном. Евангелист называет имя только одного из двоих путников, Клеопы. Традиция полагает,…

  • 29

    Во время митингов в 1988-м на площади у Оперы среди митингующих всегда был Եղիշ պապ (дед Егиш), кажется, так его звали. Он подметал площадку, на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • С праздником

    Это удивительный праздник. Я не знаю второго такого. Может быть, есть еще где-то такой, но не припоминаю. Обычно, празднуя победы, празднуют…

  • Эммаус

    Этот рассказ есть только в Евангелии от Луки, больше ни в одном. Евангелист называет имя только одного из двоих путников, Клеопы. Традиция полагает,…

  • 29

    Во время митингов в 1988-м на площади у Оперы среди митингующих всегда был Եղիշ պապ (дед Егиш), кажется, так его звали. Он подметал площадку, на…