Хроники рабства

Записки городского сумасшедшего


Подводя итоги
saakyants
village_fool
Одиннадцать лет назад я репатриировался. Точнее, мы репатриировались семьей из четырех человек:  я, жена, сын и дочь. Квартиру мы купили за пару лет до этого, я давно собирался переехать, просто не получалось. Мы поселились в этой квартире, в одном из спальных районов города Еревана. Все было, как и полагалось в 2002-м году, район был пыльным и почти без зелени, везде были пустыри. Были, помню, трудности с установкой телефонов. Воду давали на пару часов утром и вечером. Правда, еще действовало центральное отопление. Оно издохло  через годик-другой после переезда. Не было газа, приходилось заполнять баллоны. Ближайший магазин находился метрах, наверное, в пятистах, в грязноватом вагончике, и назывался почему-то в честь одного из средневековых армянских университетов. Дорога была заасфальтирована родимыми пятнами. Словом, Ереван начала нулевых.
Перед новым 2014 годом сбылись мечты:  нам удалось купить дом в деревне, прямо прилипшей к Еревану. Просторный, с огромными корявыми абрикосами в слишком для нас большом саду. Мы переехали. Квартиру в спальном районе, в которой выросли наши дети, мы продали, чтобы купить дом. Благо продали мы ее в 7 примерно раз дороже, чем купили. Из-за всеобщего обнищания и опустошения страны, видимо J
Если же серьезно, то конечно, рост цены был рациональным. На месте того первого магазина теперь отделение одной из телекоммуникационных компаний. Посреди района  стоит теперь сетевой супермаркет, построенный олигархокриминальным кровопийцей-монополистом. Супермаркет работает круглосуточно и у него есть подземная стоянка, я обычно возвращаюсь с работы поздно, к 10-11-ти, можно заехать, купить минут за двадцать сразу все. Там продаются теперь и привычные мне по стране исхода продукты, которых раньше не было – селедка, квас. Видимо, приехавших с родины кваса уже достаточно, чтобы сформировать спрос на эти товары. По дороге от моего дома к супермаркету построено магазинов двадцать, наверное.   Монополист-кровопийца их не смог разорить, как ни странно, и они даже растут как грибы, недавно появились и местные сетевые непродовольственные бренды. Телефоны сейчас вообще не проблема, равно как и интернет, есть конкуренция и там, и тут, цена умеренная, качество хорошее.  На дорогах асфальт, тротуары, газоны с клумбами, большой парк, недавно появились брызгалки, разрослись деревья, район теперь вполне зелен. Увы, еще один намечавшийся парк был ликвидирован застройщиками жилья – думаю, это была коррупционная сделка. Газ и отопление - это уже норма, только деньги плати. Денег у многих, очевидно, нет, страна небогатая, но в 2002-м многие товары и услуги невозможно было купить ни за какие деньги. Езды до центра на машине было 8 минут, сейчас 20-25. Машину во дворе поставить невозможно, места нет. Так как население из Армении, как известно, уехало в более развитые, демократические и некоррумпированные страны, следует предположить, что на всех этих оппелях и реношках ездят олигархи, близкие к криминальному режиму.
Вы спросите, стало ли что-нибудь хуже? Я человек невежливый и интолерантный, скажу «нет», в бытовом смысле я не могу такого припомнить. Все стало лучше, удобнее, красивее. Вы спросите, может, все стало лучше, но люди стали беднее и не могут этим пользоваться? Скажу опять «нет», магазинов, забегаловок, парикмахерских и зубных кабинетов стало на порядок больше и они полны клиентов. Да и выглядят люди не так, как десять лет назад.
И еще. В декабре у моего сына время его проживания в Армении превысило уже время проживания за ее пределами. Ему 23 с копейками, из которых он уже большую часть провел в Ереване. У дочери это случилось еще раньше. У нас в семье уже двое из четырех настоящие айастанцы, большую часть своей жизни они провели здесь. Я родился и провел первые 42 года своей жизни на чужбине. Мне нужно прожить до 84-х, чтобы стать айастанцем.  Надеюсь, сподобит Господь.
Я понимаю, пост этот вызовет злость и скрежет зубовный. И это будет правильно, так должно быть. Я просто перечислил факты. И не соврал нигде. И это будет понятно каждому, кто прочтет сей опус. А это и должно быть чрезвычайно неприятно многим. Исполать им. 

Перверсия
saakyants
village_fool
Во время этой смешной коллизии «Ассоциативное соглашение vs Таможенный Союз» я заметил интересный феномен, который поставил для меня некоторые точки над i, и которым хочется поделиться с «Городом и Миром».  Надеюсь, понятно, что под «коллизией» я имею в виду отнюдь не конкуренцию проектов, а дискурс в Армении вокруг нее - срач, как бы выразился достопочтенный Гост. Сам процесс совсем не формата блоговых болталок, да и не по теме Городскому Сумасшедшему. А вот массовое производство звуков и буковок вокруг него - как раз в мою копилку. Я спецом подождал некоторое время, чтоб чуть успокоились, по крайней мере, самые буйные, и вот решил написать.
А коллизия классная. Заметьте, сторонники ЕвропА, в которую нас не пустили, обычно обосновывают свои пристрастия стремлением к свободе. Не к деньгам, заметьте, к свободе. Нет, даже не так, а с придыханием – к Свободе! Россия затаскивает нас, дескать, в Таможенный Союз, и будет принимать решения за нас в каких-то там сферах. Этого нельзя позволить, ибо это ущемление независимости нашей страны. Притом среди этих самых сторонников я не встречал людей, которые отказались бы, буде им предложат, вступать в ЕС, НАТО, да хоть прямо в состав Люксембурга. Не попадались, может они есть в природе, но мне не везло. Некоторые из них говорили об этом прямо (я спрашивал), некоторые нет. Но все считали, что ЕвропА это отнюдь не огромная бюрократическая машина по производству нормативов кривизны огурцов, но «сообщество ценностей», на которые армяне неспособны либо генетически («народ такой») либо по причине неизвестно откуда взявшихся плохих лидеров. Соответственно, если вступишь в ЕвропА, то либо плохие лидеры исчезнут и вместо них справедливо изберутся Св. Меркели Орбановичи Олландяны, либо эти ценности будут так строго за нами следить из Брюсселя, что наши полицейские будут не брать взяток, мы не будем сорить на улицах и писать в лифтах, и владельцы супермаркетов раздадут свои супермаркеты членам гражданского общества, которые перестанут подделывать водку. Это они называют стремлением к свободе.
Сторонников вступления в любые союзы с Россией я тоже опрашивал. Желающих вступить собственно в Россию я среди них не нашел. Тоже не попались, наверное. Более того, сторонников каких-либо ценностей Таможенного Союза я тоже не увидел (за одним исключением). Видимо за отсутствием таковых (ценностей). Все эти люди были либо адепты теории «неизбежного зла» (а что делать дескать?). Либо циники (Россия дает больше, надо брать, там посмотрим). Их сторонники ЕвропА называют рабами и противниками независимости. Здорово, правда?
Это мое наблюдение, к сожалению, гораздо шире конкретного политического раздрая. И боюсь, гораздо серьезнее. Как и остальные слова, слово «свобода» девальвировано до «хозяина, который кормит лучше и не сильно бьет». У рабов, наверное, не бывает иначе.
И еще. Я сейчас в Швейцарии нахожусь. Встретил тут девушку. Армянку из Тбилиси. Она здесь живет пять лет, учится в университете. Надеется остаться. Говорит, что у нее уже швейцарская идентичность выработалась. И (хотя я не спрашивал) добавляет: «Вы не подумайте, что это потому, что Швейцария богата». Я ей: «Упаси Боже такое подумать, как можно, а из-за чего же?» Из-за того, что здесь многоязычное и многокультурное общество. Все, говорит, знают как минимум два языка, французский и немецкий (это, кстати, неправда). Я говорю, а Вы сколько знаете? Она говорит – я только английский знаю, обучение на нем. Это во франкоязычном городе за пять лет и с швейцарской идентичностью! Мы говорили с ней на армянском, иногда перескакивая на русский, а когда подходили другие студенты, переходили на английский. Она мне сказала, что отлично говорит на грузинском. Но это, очевидно, неправильное многоязычие.
И окончательно она меня добила, когда сказала, что только перебравшись в Швейцарию, она поняла, какая вкусная может быть еда. Потому что тут в Швейцарии экология хорошая. Еда! В Швейцарии!!! Я ей пожелал успеха в ее начинаниях.  

Хроники пьянства. Офтопик
saakyants
village_fool
Я боялся, что он произнесет эти слова. Понимал, что наверняка произнесет, но боялся все равно. Это было вскоре после того, как я переехал в Ереван. В Армении я прожил еще совсем немного, несколько месяцев, но по Другу уже соскучился. И когда он приехал, обрадовался донельзя, но этих слов боялся. Имел опыт.
Я повел Друга в правильный ресторан национальной кухни. Зашли в «купе» - так по-армянски почему-то  называют отдельные кабинки, в которых клиенты могут спокойно посидеть и поговорить за рюмкой без буйных соседей и орущей музыки. Мы заказали все как полагается: много мяса, овощи и соленья. Ну и водку, конечно. Поели-попили, и, если я, конечно, правильно помню, к тому моменту уже началось что-то вроде «ты меня уважаешь». Мы уважали друг друга, а еще мы уважали изобретенные нами за годы дружбы священные обычаи наших очень древних народов. Один из главных или может быть даже самый главный обычай запрещает пить кофе в том же ресторане, где ужинал. У нас это называется «раздельное питание». И мы поехали куда-то пить кофе. С этого места я помню уже не столь твердо, но что мы заказали несколько бутылок водки и шоколадку - это я запомнил, потому что Друг настаивал на бельгийском, а я на куйбышевской фабрике.  Заказали бельгийский: потому, что он гость, а еще потому, что официантка не знала, кто такой Куйбышев. Кофе мы, кажется, так и не попили, но страх, что Друг таки скажет эту сакраментальную фразу, у меня там уже появился. Страх нарастал с приближением момента, когда пора было выходить из кафе. Было это, наверное, часа в три ночи. Мы вышли на воздух, во мне теплилась все-таки какая-то надежда, что Друг захочет спать. Но не тут-то было. Он ее сказал: «А теперь, дорогой, я тебя прошу, перед сном по маааленькой рюмочке коньячку».
Ну что я мог поделать? Я оглянулся по сторонам, увидел огоньки какого-то шалмана. Ступеньки уходили вниз, как в преисподнюю. Я еще плохо знал Ереван и в этом заведении не бывал. Шалман оказался стриптизом. Хотя, окажись он хоть парикмахерской, до другого мы все равно не дошли бы. Мы спустились под землю, поддерживая друг друга, сели за столик. Друг велел официанту принести две бутылки водки, маслины в блюдечке и почему-то мороженое. Нам было хорошо вместе, мы слезливо вспоминали пройденный путь, съеденный пуд соли, ушедших друзей, признавались друг другу в вечной любви и почему-то передавали приветы женам. Тост шел за тостом, некоторые мы произносили стоя, иногда не могли встать. Помню, как пили за родителей. Как расплачивались, вылезали оттуда и как я его отвозил в гостиницу, не помню.
Утром, то есть в районе обеда, мы встретились опять. Пили чай и минералку, проклинали вчерашний день. И вдруг у меня возник вопрос.
- Друг, - спросил я, - там вчера ведь были стриптизерши?
- Были, – с отвращением отвечал он.
- А почему они подходили ко всем столикам, танцевали, и им все совали купюры, а к нам ни одна так и не приблизилась ни разу? Допустим, мы уже вполне себе не юноши и корпулентность наша, наверное, не вполне в их вкусе, но разве им не все равно?
- Идиот, - сказал Друг, - ты что, не помнишь что мы делали весь вечер? Мы смотрели друг другу в глаза, признавались в любви, время от времени вставали и целовались. За кого они могли нас принять?
Вот спрашивается, разве не могли мы обойтись без этой чертовой рюмочки коньячку? Тем более, что никакого коньячку мы не пили. Как всегда, впрочем.        

Грех разведчиков
saakyants
village_fool
Традиции библейской образованности в нашей стране, к сожалению,  выщерблены советской властью, ну и общим одичанием общества, идиотскими представлениями о практической пользе и непрактичности традиции. А между тем, Книга часто звучит как газета, обращенная прямо к сегодняшнему читателю по актуальному политическому поводу. Только автор у нее не журналист.

Почти все знают, что Мовсес водил евреев сорок лет по пустыне. И даже знают, что он сделал это для того, чтобы евреи перестали быть рабами. Про это многие мои современники прочли в женском журнале.

А ведь там была потрясающая история, известная как «грех разведчиков». Из Египта евреи быстро дошли до границы Израиля, там недалеко – примерно как от Еревана до Тбилиси. Мовсес по поручению Господа послал в Землю обетованную разведчиков. Их было двенадцать, по одному из каждой страты тогдашнего израильского общества - в Библии их принято называть «коленами». Вернувшись, разведчики рассказали народу, какие в Земле условия: рельеф, климат, что там растет, какие народы живут, крепости какие, дороги. Но все разведчики, кроме двоих (Библия дает нам их имена), еще добавили от себя, что идти в ту землю ни в коем случае не надо, там  непобедимые великаны, а евреи – «саранча пред ними». Народ послушал разведчиков и решил идти обратно в рабство в Египет, и побить камнями тех двух разведчиков, которые не струсили.

Господь страшно разгневался и хотел евреев истребить. Но Мовсес его упросил. Десятерых разведчиков Господь поразил, а остальному народу запретил входить в Землю сорок лет - по числу дней, которые разведчики провели в командировке.  Евреи старше двадцати (так в Книге) должны были умереть в пустыне, скитаясь.

…И вот недавно читаю я в газете интервью с представителем социальной науки. Его работа заключается в том, чтобы беседовать с людьми и анализировать сказанное. Он и беседует. Понятно, что люди часто противоречат сами себе, ошибаются, не вдумываются в слова, следуют моде или повторяют за другими, говорят, что принято, да и просто врут. Люди могут говорить одно, думать другое, делать третье. Для того, чтобы это анализировать, в социальных науках есть многообразные методы разной степени сложности, их начинают проходить на первом же курсе университета.

Но вот этот ученый стадию анализа минует как излишнюю и просто-напросто воспроизводит услышанное – не как источник, а как научную истину. Как если бы зоолог не описывал лягушку, а квакал. А еще он негодует – как если бы зоолог жаловался, что у лягушки некрасивые ноги и она плохо прыгает. И еще он предостерегает, как те разведчики.

Если бы это было индивидуальным качеством, это было бы неважно, ну бывают всякие люди. Но в некоторых темах наша интеллигенция почти поголовно грешна «грехом разведчика». Более того, разведчики хоть что-то там разведали. А тут сидит человек, написано «доктор-профессор» в очках и с лысиной, все как полагается, а гонит, как таксист: «мишик-сашик-олигархи-коррупция-европа-русские-фальсификация-миграция!»

А люди-то ни в чем не виноваты, ну написано же «доктор-профессор-этнолог-социолог-политолог-художник-писатель-политический-деятель». Как не верить?

Их-то Господь накажет, конечно - человек, который думает, что он саранча, и есть саранча. Те, кто старше двадцати и хочет в Египет - они и проживут в Египте всю жизнь, где бы они не находились. Войдут ли наши дети? Или властители душ научат и их быть рабами?

«И сказал Господь Моисею: доколе будет раздражать меня народ сей?» (Числа 14-11)

Молорвел эм чампанерит цанот чем
saakyants
village_fool
Я ехал по Бингёлю. Это был уже обратный путь, мы семьей проехали на автомобиле всю Западную Армению, от Ардагана до Корикоса, то есть от грузинской границы до Средиземного моря. Позади уже были Карс, Ахтамар, Ван, Карин, Немруд, Адана, Мараш…десятки поруганных церквей, крепостей, городов. Ехать было тяжело, каждое название отдается в сердце строками из книг, которые невозможно читать и невозможно забыть. Но мне это было нужно, и я впитывал это все, беседовал с курдами, турками, встречал и армян, тех самых, забытых и затерянных на гигантской могильной плите, по которой я ехал уже пару недель.
Я ехал по Бингёлю. Ничего существенного не попадалось. Пологие холмы, альпийские луга, какого-то изумрудного цвета травы. Влажно было и пусто. Ехал десятки километров не встречая живой души, не видя ни строения, ни дыма. Только какие-то курденыши-оборванцы где-то в чистом поле предлагали купить, кажется, каштаны. А я ехал и ехал. И почему-то именно там ком встал в горле и не отпускал все эти километры. Ни оскверненные церкви, ни стертые с лица земли города, ни разрушенные армянские дома не вызывали у меня такого состояния. Я почему-то не мог ни говорить, ни даже орать. Если б я был женщиной, я б наверное забился бы в истерике. Это собственно и была истерика, просто какая-то молчаливая, внутренняя, что ли. Я вцепился в руль и ехал и ехал. Не знаю, почему это со мной случилось именно там. Мои предки не из Бингёля, никто мне ничего именно про Бингёль никогда не рассказывал. Я бы не сказал, что я что-то читал именно про Бингёль в отличие от других мест Злодеяния. Пожалуй, про Ван или Муш я знаю гораздо больше. Но это случилось со мной именно там. Не могу забыть. Слушаю и слушаю с тех пор, по нескольку раз в неделю иногда. "Куйрик аса ворне чамхан Бингёли." Может быть, мои предки все же оттуда, а я не знаю просто?

Жрицы бога ЕЕЧиоса
saakyants
village_fool
Она была просто красавицей. Не милой, симпатичной, стильной, или какие там еще слова употребляют дамы, чтобы политически корректно назвать смазливых или не очень шаблонных девяностошестьдесятдевяност, а именно красавицей. Причем она была настоящей армянской красавицей, а опять же не перекрашенной в бледные тона болезненных белесых, водянистоглазых жительниц северных болот. Она была красива жгучей иссиня жестко-черноволосой, и черноглазой до синевы красотой. При этом она еще вся светилась изнутри от счастья, как могут только женщины, распространяя вокруг себя какую то энергию благожелательности, как минимум мужчин.

Я ей годился в папы, поэтому она не постеснялась поделиться со мной этим самым девичьим счастьем. Она заканчивает бакалавриат и выходит замуж! Это ли не счастье? Ее жениху под пятьдесят и он увезет ее в Германию, в очень милый городок под названием что-то вроде Бухенвальда. Она любит мужчин постарше и он любит ее. Так счастливо совпало. Она у него правда третья жена и у него есть дети старше нее, но она правда его очень любит! Он работает каким-то то-ли шлифовщиком. то-ли штамповщиком она не помнит точно. В городке у него она никогда не была, но уверена, что там ей понравится, там в Германии все цивилизовано. И родители рады донельзя, дочка пристроена по высшему разряду.

Я почти плакал. А она светилась от счастья и рассказывала, как ей завидуют все подруги.  В том, что она выходит за старого развратника, живущего в дыре на краю света. Потому что у него есть "шенгенвизА"(именно так, с ударением на последний слог).  Я ей верю, ибо много раз сталкивался с этим явлением, которое я назвал бы бескорыстной проституцией. Бескорыстной потому, что эти дурочки хотят выйти замуж даже не за деньги, а за идею денег. Они и представления не имеют о том, что такое маленький немецкий городок. У них просто в голове есть идея благополучия в этом городке, и за это они способны продать себя кому угодно. Именно продать, ни в какую любовь в таком контексте я не верю, за годящегося ей в папы штамповщика из Чамбарака эта девушка точно бы не пошла, невозможно даже представить себе ситуацию, в которой он за ней ухаживает. А если захотела бы, то ее интеллигентные родители самолично выкинули бы шлифовальщика в окно.

Я не так уж стар и помню девушек моей молодости. Это как раз поколение мам нынешних невест. Выход замуж за неармян в их среде считался моветоном, этого стыдились. Выходили конечно, но действительно по очень настоящей любви. Из московских и новосибирских аспирантур мечтали вернуться в Ереван, гордились им, хвастались друзьям-неармянам, это была их "шенгенвизА". Я никогда не забуду, мы кутили в аспирантском общежитии на Дмитрия Ульянова, закусывали, играли на гитарах, пели. И на девушку примерно такого возраста, как эта нынешняя, положил глаз русский парень. Вполне приличный парень подсел, начал явно выражать ей приязнь. Она аж выгнулась и почти прошипела мне по-армянски: "Убери от меня это существо ради Бога, не могу на них смотреть". Я и запомнил потому, что это резануло слух почти фашистким презрением. Она защитилась потом, уехала в Ереван, вышла замуж за очень перспективного физика. Сейчас они в Америке, то ли в жеке работают, то ли в сельмаге каком-то.

Д
евушки следуют моде, это понятно. И часто не очень задумываются над смыслами, им просто хочется счастья. Они и стараются изо всех сил. Кому бы отдаться, чтобы уехать в Еркир, который Еркир.

Я понимаю, куда лезу - женщины меня сейчас порвут, причем со всех сторон: феминистки, традиционалистки, националистки и вестернистки. Как положено армянскому мужчине, я женщин боюсь. Но ничего не могу с собой поделать. Очень уж девушка была красивая.

Накопитель душ человеческих
saakyants
village_fool

Мои заметки обычно довольно пессимистичны. Тема блога такая, да и сам я мизантроп J

Но тут Рождество, вроде полагается что-то доброе написать, сказку там рождественскую изобразить, хотя бы для самого себя. Вот мне Гермес, бог путешественников, и помог в очередной раз.

Через Москву я летать не люблю. И город-то мне не по сердцу, а уж аэропорты  московские с их ценами, накопителями и салтычихоподобными пограничницами вообще только мазохист вынесет. Но иногда деваться некуда, приходится, во многие части постсоветского пространства иначе и не попадешь. Летел я прямо перед Новым Годом домой из Центральной Азии, причем через, не при дамах будет сказано, Домодедово. Аэропорт изначально был неплох, но он явно не справляется с потоком, орды людей, столпотворение, очереди везде, беспорядок. Чего тут делать, пошел к гейту сидеть, хотя было несколько часов в запасе. А там кошмар ереванского интикилента тонкой душевной организации – армянский народ! Он, как полагается, весь практически мужеска полу, в черных кожанках и пальто образца ранних шестидесятых, помят, местами чуть подбрит и сильно ароматен. Оно в общем и понятно, народ летит видимо уже десятки часов из выдропужсков и крыжополей домой в свои чамбаракские и апаранские цмакуты. Какие-то замотанные скотчами баулы, масковски канпет банбанэрка и все виды игрушечных самолетиков ужасающих расцветок и размеров. Народ летит на побывку на Новый Год к женам и детям. Рай для лингвиста и этнолога, разнообразие сюрреалистических армянских диалектов с умлаутами и переходами глухих в звонкие и обратно, да еще перемешанными с адстратами и суперстратами всех видов русских матерных ёканий и цоканий. И при этом смирность, даже смиренность я бы сказал, и порядочность, свойственная армянским сельчанам. Я просидел с ними пару-тройку часов в накопителе. Беседовал, они меня расспрашивали, я их. Как работают, какие деньги зарабатывают, как живут.

Это было просто поразительно! Они вообще не знают, что Еркиръ Еркир Чи. Они не смотрят армянских каналов, не ходят в интернет, не читают армянских газет, и не видят армянскую интикиленцию! Они просто живут в своих нижних тагилах и сравнивают их с сисианами, когда приезжают домой. И востиканов своих сельских сравнивают с  русскими ментами. И коррупцию гюхапетскую с околоточной. И девочек, выдающих справки в их марзах, с гестаповцами российских присутственных мест. И права человека, и свободу бизнеса, и верховенство закона, и даже либерализм. Слов они конечно таких не знают, даже на своих диалектах с умлаутами, но жутковатую картину выдают вполне, причем без злобы, обыденно так, как про явления природы.  Они просто смотрят и видят. И рассказывают.

Рядом со мной в самолете сидел парень лет тридцати пяти наверное. Он сварщиком то ли в Сургуте, то ли в Уренгое, запамятовал я. Работа, говорит, тяжелая, варить на улице при минус пятидесяти. Но платят хорошо тыщу баксов в месяц. А если гражданство сделать, то и две можно получить. Чего ж не делаешь говорю, не можешь? Да нет говорит, в России за деньги можно людей на улицах насиловать, а потом убивать (так и сказал). А чего ж говорю, денег нету? Не в этом дело говорит, боюсь просто, деньги большие, привыкнуть можно, захотеть семью туда привезти. А разве можно женщин и детей из Армении вывозить, мы ж люди (март энк). Пусть уж так будет, заработаю, сынок подрастет, землю куплю в нашей деревне, присмотрел уже, яблоки говорит посажу там, выгодно. Это был свободный человек, он думал сам и выводы у него были свои, свободные. Он, счастливым стечением обстоятельств, изолирован от поля влияния лидеров общественного мнения страны ЕЕЧландии.

Потом прилетели в Ереван, они начали получать багаж, а я в задумчивости побрел со своим портфельчиком к выходу. И вспомнил, как несколько лет назад в Ереван приезжал Джон Маклафлин, который Махавишну. Люблю я его с юности, сходил, удовольствие получил неимоверное. Но и бочка дегтя была. Ползала были знакомые. Хорошо выбритые, приятно пахнущие, сытые, дамы в нарядах. Все подходили, перебрасывались словечком –другим. Думаете, про Маклафлина?  Ну, конечно, некоторые от него отталкивались, но в основном прямо сразу про ЕЕЧ. И я думал, что ведь одной бомбы достаточно бросить на этот зал, и как легче станет земле армянской J, но нельзя же людей убивать просто за дурость и пижонство. А теперь я увидел накопитель в Домодедово и у меня появилась надежда. Может, справимся? J

С Рождеством Христовым


За чечевичную похлебку
saakyants
village_fool

IMG_9580

Отпуск для моей семьи - всегда проблема. Я не сильно люблю море, а члены моей семьи очень даже, и пляжный отдых «овоща» я выдерживаю три дня, а потом мне надо бегать и глазеть на что-нибудь урбанно-архитектурно-историческое, что не всегда нравится моим домашним, по крайней мере, в таких количествах и в ослепительную жару – потому что на север я добровольно не ездок. Приходится искать компромиссы.

В этом году получилось. Мы поехали на Сицилию. Там есть море и в то же время мало туристической индустрии (ее я ненавижу). Мы жили в деревне, снимали дом, ездили по окрестным селам, горам, базарчикам, смотрели церкви, развалины. У наших друзей из Германии, с которыми мы отдыхали вместе, была машина, у моей жены знание итальянского (с английским там делать нечего), словом, поездка удалась. Затем мы паромом переместились в Неаполь и окрестности, опять жили в семье в горной деревушке, потом на поезде доехали до Рима, словом, нагулялись на славу.  Я бывал до этого в Италии не раз, но все по работе, все в городах и все на севере. А юг Италии - это фактически другая страна.

Но по мере путешествия во мне все больше и больше просыпалось два человека. С одной стороны, во мне просыпалась армянская пэтэушница с желтыми волосами, влюбленная в европА почти как в айфон номер пять, с другой – гнусный, лысый, по старчески брюзгливый мизантроп Вилладж Фул.

Я видел старушку Европу. Классную, неумершую, нестертую нивелирующей пластмассой голливуда и «рул оф ло». Во всей ее многоцветности и разнообразии. Где церкви в селах выглядят не как офисы по продаже туристических открыток, а как настоящие церкви, причем кривые, и прямо на них лепятся лавки и жилые дома. Где культурные пласты, от византийского и норманнского до модерна, обрамлены суровыми мужиками в глаженых рубашках, брюках и туфлях с носками (в сорокоградусную жару), сидящими на гюхамече и лениво беседующих. И как только ты догадался и сам переодеться из шорт в брюки, они начинают степенно с тобой здороваться и давать советы, как поставить машину и где выпить кофе. А с женщинами (если ты в брюках) начинают здороваться женщины, которые вяжут и красят шерсть, сидя у своих домов. Я уж молчу про потрясающую живопись во всех музеях, с портретами герцогов и кардиналов с рожами армянских автослесарей. А сколько замков доди-гаго я насмотрелся! Доди-гаго римские в Помпеях, доди-гаго средневековые, доди-гаго девятнадцатого века, доди-гаго современные. В старых дворцах уже музеи, и в них вперемешку шедевры и жуткая пошлятина, почти порнуха 17 века. В новых дворцах живут новые олигархи и ничего не изменилось за две тысячи лет. И рабиз изо всех окон, правильный, эклектичный, с арабскими подвываниями, калифорнийской пошлостью, итальянской сусальностью. А все это вместе сливается в сложный мир того, что называется Европа. Настоящая Европа.

Видя церковь Григорио Армено в Неаполе, огромную статую Григора Лусаворича в стене храма св. Петра в Риме, византийские замки, совершенно армянские с виду, понимаешь, что ты - часть всего этого. И даже не в храмах дело и не в прямых культурных взаимовлияниях и памятниках. Мусор под ногами, позы парней в цицаках с голдами на шеях, спокойствие стариков, достоинство бабушек, левантийская жуликоватость, видимое гендерное самосознание молодых женщин (они знают, что они женщины!!!), все это такое родное и близкое. Ты идешь по грязной неаполитанской улице и встречаешь группу страшноватых с виду молодых рабизов, что-то обсуждающих громким матом. И они видят тебя, и понижают тон, и привстают с сиденьев мотоциклов и почтительно говорят «бонасера». Ты проходишь мимо, и они явно за твоей спиной начинают подтрунивать над чем-то неправильным в тебе. И ты понимаешь, что ты дома, а называется этот дом – родина Европы, средиземноморье, христианская культура, замешанная на античном наследии.

А потом во мне просыпался Вилладж Фул. Плачущий, отчаивающийся, скорбный. Вот ЭТО мы собираемся сменять на умение переходить улицу, без которого итальянцы пока что обходятся? На мусорные баки для разных видов мусора? Итальянцы в них бросают что попало, а потом приезжает мусорщик и все валит в один кузов. На равноправие равноправных женомущин? На бесконечную жвачку про то, что Европа – это не сложный культурный комплекс, одной из родин которого мы являемся, а борьба-с-коррупцией-рул-ов-ло-совет-европы-гуд-гаверненс-единые-правила-ла-ла-ла...

Это жа даже не первородство за лбачаш! Это бесценная, невероятная, необъяснимая культура – божественная, человеческая, неуловимая, всегда разная и всегда узнаваемая - в обмен на мозги гормонального цыпленка с ногами быка, родившегося в пробирке, прожившего мученическую двухдневную жизнь в электрифицированной клетке перед убийством по европейским нормам. Мы убиваем себя сами. Зависимостью от белиберды, ампутацией мозгов, добровольной слепотой. Как Исав, который очень хотел кушать и был недальновиден – дальше собственной тарелки не глядел.

С Днем Незавиимости нас, армяне. Независимости нам! 


Сыктывкар
saakyants
village_fool
Прочел тут давеча в одной из армянских газет следующее: певица имярек покинула Армению. «Ее терпение иссякло, когда ее новый цикл передач, четыре программы которого уже были готовы, были отклонены всеми телекомпаниями. Ее близкие говорят, что отъезд был очень волнительным, и во время прощания она заявила, что устала от изнурительной борьбы и уезжает, поскольку больше не может и не хочет бороться ни с властями, ни с этими нравами. Говорят, что ей также в качестве певицы долгое время не позволяли выступать».

Я не знаю есс-но эту певицу и не знаю как она поет и поет ли вообще. Также я прекрасно понимаю, что журналист может здорово переврать. Да и газетенка не из самых солидных :). Однако такого рода высказывания слышал тысячи раз, так что даже если эта конкретная цитата искажена, в широком смысле слова высказывание этой тетеньки скорее всего процитировано верно - так говорят многие. Бедный Сержик, какой у него длинный рабочий день, аудировать всех певиц!

Я был бы крупным бизнесменом, депутатом, ученым, директором завода, писателем, журналистом, вот теперь певицей, да власти не позволяют выступать :) - так говорит почти каждый. А почему ты им был бы? А потому что я достоин!

Мне нравится эта певица, хотя я ее никогда не слышал и у меня есть все основания надеяться, что не услышу никогда. Но она не говорила попусту, она уехала. Пусть ей дадут в Сыктывкаре, или где она там, все программы телевидения и разрешат петь круглые сутки. И не сочтите меня коми-ненавистником, просто мне жалко армянских детей, которые вырастают в атмосфере бесконечных разговоров на тему, что для того, чтобы петь, надо не петь, а уехать.

Давно у меня крутится в голове идея программы "Сыктывкар". Тем, кто хочет уехать, чтобы стать певцами и министрами, надо покупать билет в один конец, способствовать в меру возможностей выдаче визы, и выдавать соответствующие красивые бумажки с ленточкой и надписью "скатертью дорожка". Я бы даже договорился с Армавией, чтобы им выдавали дополнительный Биг Мак в аэропорту прибытия сухим пайком.  Я понимаю, что это сложно и недешево. Я также понимаю, что не поедут, в общем. Но климат в обществе может чуть-чуть изменится, а? Раб, которому нравится быть рабом, ведь оправдывается тем, что решетки крепки? А если их нет? 

И эти люди запрещают мне ковыряться в носу? (с)
saakyants
village_fool
Я часто езжу по Кавказу. В том числе по Северному. Езжу по работе. Работа моя внешне выглядит, как бесконечные встречи и разговоры с людьми. Очень разными людьми от политиков до студентов, от бизнесменов до радикалов, от чиновников до журналистов, от националистов до исламистов. В основном я езжу по "нерусскому" Кавказу, но попадаю и на руссконаселенный, там делаю то же самое. Совсем недавно был опять.
Помимо профессиональных впечатлений я вывожу оттуда и впечатления личные, иногда даже и не впечатления, а чувства что-ли. И чаще всего это беспокойство, дискомфорт и недоумение. Это при том, что я Кавказ неплохо знаю и люблю. Но в его северной части отражаются все те проблемы, которые есть вообще в том государстве, но несколько в другом виде (кстати, чаще всего смягченном). Из этих бесед и наблюдений встает жутковатый образ. Тотальная распиловка как основа или даже почти единственная составная часть экономики. Мафиозная в своей основе природа отношений, в которой криминальные элементы включены в госсистему, но не наоборот. Отстрелы людей, посадки, отнятие имущества как часть обычного государственного управления. Это нельзя называть преступностью наверное, потому что это не коррупция чего-то - это суть. В разборках выступают милиция и всякие там фсбы даже не наравне с бандитами, а как "руководящая и направляющая". Клановая структура власти везде от петербургского тейпа до вымпелского клана. Милиция, останавливающая машины на каждом шагу и унижающая людей, заставляя их лебезить плюс к отдаваемым деньгам. Совершенно разорванное пространство, где действуют разные законы на разных территориях. Словом, от гусиной кожи я отхожу только тогда, когда сажусь в самолет в Минводах или Краснодаре. 

И прилетев, я слышу, что то, где я был - совсем другая реальность, не имеющая никакого отношения к этой моей чувственной реальности. Там порядок и законность, с мудрым президентом, хорошим образованием и развитым бизнесом. Там честные правители не берут взяток, мелкий бизнес блаженствует и элиты "хотят хорошего", а народ их ценит и выбирает. В отличие от...

Я не про Россию. Отвечать людям, которые напишут мне, что я все вру и все не так, я не буду. Ведь спорить с чувствами бесполезно, а доказывать глупо, ты им слово, они в ответ десять, про то, как директор школы курит в кабинете. Я все про то же. Про рабство.
 

?

Log in

No account? Create an account